office@elpikir.kg
+996-312-341690
Центр изучения общественного мнения и прогнозирования «Эл-Пикир» работает с 1999 года. Инициатором создания центра стала группа единомышленников, представ- ляющих различные сферы - экономист, социолог, программист, юрист, психолог.
Всемирный банк
2002г. Страна: Кыргызстан
Исследование НПО сектора в Кыргызстане
Правозащитный Центр  «Граждане против коррупции» 
2012г. Страна: Кыргызстан
Жогорку Кенеш:  вопросы  эффективности и  прозрачности 
АБР
2012г. Страна: Кыргызстан
Проект АБР по предоставлению инфраструктурных услуг на уровне населенных пунктов -(CBISSP-S) в Кыргызской Республике
UNDP
2008-2009г. Страна: Кыргызстан
"Социологическое исследования по качеству государственных и муниципальных услуг на местном уровне с использованием Карточек Отчетности Граждан в отдельных районах Кыргызстана"


Отношение к таможенному союзу и к ЕЭП.

Кыргызстан и другие страны ЦАР ориентированы на постсоветское пространство, а Россия и Украина – на Евросоюз

От Кыргызской Республики в таких исследованиях постоянно участвуют эксперты Центра изучения общественного мнения и прогнозирования «Эл Пикир». Рассказывает его руководитель, к.э.н. Эльвира Илибезова:
– Прежде всего, хочу акцентировать внимание на некоторых особенностях самого проекта «Интеграционный барометр ЕАБР», в рамках которого регулярно проводятся общенациональные опросы в 10 странах СНГ, а также в Грузии. Выборочная совокупность в каждом из государств репрезентирует взрослое население по полу, возрасту и типу поселения. В этом ракурсе интересны обобщающие закономерности «притяжения» стран к крупнейшим геополитическим кластерам («Страны бывшего СССР», «Евросоюз», «Другие страны»), выявленные по результатам анализа ответов на сквозной блок задававшихся вопросов.

В политической сфере практически для всех участвующих в данном проекте стран приоритетным интеграционным направлением является постсоветское пространство. Единственное исключение – Грузия, выбравшая кластер «Другие страны».

В экономике преобладает ориентация на Евросоюз, характерная для шести стран – Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы, России, Украины. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан в экономической сфере притягиваются скорее к постсоветскому пространству, а кластер «Другие страны» является приоритетом для населения Азербайджана и Узбекистана.

Для сферы социокультурных связей характерны почти те же закономерности, что и для экономической сферы. Единственное отличие составляет позиция Таджикистана, который в данном случае имеет приоритетное притяжение не к постсоветскому пространству, а к странам остального мира. По совокупности трех факторов – экономика, политика, культура – приоритетным вектором притяжения для большинства стран является постсоветское пространство. Преимущественно на страны остального мира ориентированы Азербайджан и Грузия. Украина и Россия в среднем представляют наибольший интерес в постсоветском пространстве для жителей остальных стран бывшего СССР. В то же время, именно в Украине и в России население оказалось ориентировано не на постсоветское пространство, а преимущественно на Евросоюз.

Что касается некоторых частных закономерностей, то здесь картина такова. Практически во всех вопросах обнаружилась крайне невысокая значимость периферийных (то есть, без участия главного аттрактора — России) предпочтений на постсоветском пространстве. И практические, и познавательные интересы населения стран бывшего СССР если и направлены в пределы этого пространства, то, зачастую, к России. В пределах постсоветского пространства Россия и Украина занимают, как правило, первые два места в условном рейтинге объектов культурного, познавательного или практического интереса, и одновременно — два последних места в рейтинге субъектов этого интереса. То есть, именно в России и Украине в большинстве случаев зафиксированы максимальные доли респондентов, не назвавших ни одну интересующую их страну ПСП. Иными словами, Россия и Украина больше всего интересуют жителей остальных стран, но жители России и Украины меньше всего интересуются какой-либо иной страной постсоветского пространства.

В вопросах на экономические темы средние по странам доли ответов, приходящиеся на каждый из трех крупнейших геополитических кластеров, как правило, очень близки. То есть, среднего по странам приоритета нет, но есть постоянно воспроизводящиеся отклонения в частностях. Так, отклонения в сторону постсоветского пространства характерны для стран Центральноазиатского региона и Молдовы; в сторону Евросоюза – для России, Грузии и той же Молдовы (эта страна одновременно «притягивается» к России и к Румынии); в сторону стран остального мира – для Азербайджана и Таджикистана. Для Азербайджана приоритетом является Турция, а для Таджикистана – разные страны в зависимости от вопроса (Китай, США, Турция).

В политических вопросах средние по странам доли ответов заметно смещены в сторону постсоветского пространства. Причем, как в положительном смысле (например, в вопросе о дружественных странах), так и в отрицательном (в вопросе о недружественных). Единственная страна, население которой ориентируется на военно-политическую поддержку из-за пределов постсоветского пространства, – Грузия. Во всех без исключения странах, участвующих в проекте, группа ответов «Страны бывшего СССР» оказалась самой наполненной.

Отношение населения стран постсоветского пространства к созданию Таможенного союза и Единого Экономического Пространства оказалось положительным. Поддержка ТС в государствах-участниках находится на высоком уровне: 80% в Казахстане, 72% в России и 60% в Беларуси. Примечательно, что ТС и ЕЭП воспринимаются положительно не только в государствах-участниках. Высокие доли положительных ответов характерны также для Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана и Молдовы – стран, население которых относительно более ориентировано на экономическое взаимодействие со странами бывшего СССР. Оба интеграционных объединения имеют уровень поддержки выше среднего также в Молдове и Армении, которые c территорией ТС и ЕЭП не имеют общих границ и, соответственно, всей полноты преимуществ гипотетического присоединения ощутить не могут. Частично такой уровень притяжения связан с историей трудовой миграции из этих стран – проиллюстрировать интенсивность этого потока может тот факт, что три четверти жителей Армении и каждый второй житель Молдовы в настоящее время имеют постоянные коммуникации со своими родственниками и друзьями в России.

Высокая поддержка Таможенного союза оказалась характерна для населения двух стран – потенциальных участников ТС - Таджикистана и Кыргызстана. Интересен также факт высокой поддержки ТС и ЕЭП в Узбекистане, несмотря на заметные изоляционистские настроения населения, очевидные из ответов на другие вопросы. В общем списке стран есть только две, где доли положительных оценок ЕЭП и ТС не превышают 50% – это Азербайджан и Грузия. Вероятно, в сложившейся ситуации сыграли свою роль и неурегулированные территориальные конфликты с участием этих стран.

В этом ракурсе особого внимания заслуживают данные, полученные по итогам одного из последних исследований, цель которого – выявить наиболее реальную информацию об отношении кыргызстанцев к вступлению страны в Таможенный Союз. Опрос проводился социологами Центра изучения общественного мнения и прогнозирования «Эл Пикир» в самом начале 2014 года на территории городов и райцентров всех областей республики. Анкетированы свыше 1200 человек разного пола, возраста и социального статуса, кому было предложено ответить на единственный вопрос: « В какой мере Вы бы одобрили или не согласились бы с участием КР в ТС России – Казахстана – Беларуси?». Подробнейшее изучение и конкретное осмысление ситуации в регионах горного края продолжается, но и сегодня для экспертов организации вырисовывается интересная картина.

К примеру, об общем настрое населения, можно судить по показателям, как нельзя лучше характеризующим параметры предпочтений людей. Почти половина из общего числа опрошенных мужчин и женщин полностью одобряют вступление Кыргызстана в ТС трех дружественных нам стран. Ответы около 40% респондентов зафиксированы как «совершенно не согласны» или «скорее не одобрили бы» участие страны в Таможенном Союзе. И примерно одна десятая доля анкетируемых жителей областей страны затруднились либо просто не захотели отвечать на поставленный вопрос.

–Примечателен, на мой взгляд, и такой обретающий все большую актуальность факт. Еще в прошлом году при подведении итогов опроса эксперты сделали вывод: абсолютное большинство населения в каждой из стран региона считает, что в ближайшие 5 лет страны бывшего СССР как минимум не будут отдаляться друг от друга. В частности, тогда доля ответов «Страны будут отдаляться» ни в одном из государств не имела первого ранга, а в Таджикистане и Казахстане доля респондентов, считающих, что в ближайшие пять лет страны бывшего СССР будут сближаться, вообще превышала 50%. Причем, интеграционные предпочтения населения имеют значимую взаимосвязь с возрастом, и эта зависимость имеет две разновидности. Первая характерна для Узбекистана, Кыргызстана, Азербайджана и в несколько менее выраженной форме для Казахстана: в старшей возрастной категории притяжение к кластеру «Страны бывшего СССР» существенно выше, чем по всей выборке, а к кластерам «Страны Евросоюза» и «Другие страны» — значительно ниже. Другая разновидность зависимости интеграционных предпочтений от возраста характерна для Грузии, Армении, Молдовы, Украины, Беларуси и России: с уменьшением возраста увеличиваются доли упоминаний стран Евросоюза и остального мира, тогда как доля упоминаний стран постсоветского пространства практически не меняется. Ключевое отличие перечисленных стран от стран Центральноазиатского региона и Азербайджана заключается в том, что в них респонденты старшего поколения не сильно отличаются по своим интеграционным ориентирам от представителей средней и младшей возрастной категории. При этом в странах Центральной Азии старшее поколение испытывает относительно большее тяготение к странам бывшего СССР. Вместе с тем, важно отметить тот факт, что отношение к интеграционным объединениям, как правило, формируется не ввиду целесообразности и эффективности самих объединений, а отчасти вследствие консерватизма определенных групп населения – прежде всего, в старших возрастных когортах – и наличия положительных воспоминаний об СССР. Следовательно, успешность интеграционных процессов на постсоветском пространстве находится в прямой зависимости от привлекательности этих процессов для сегодняшней молодежи, точка зрения которой будет главенствовать в общественном мнении стран при смене поколений.

Материал подготовлен:
ЦИОМиП «Эл-Пикир»
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.